Дело прекращено...

14 декабря состоялось очередное заседание суда по моему уголовному делу, 10-е по счёту. На этапе следствия оно имело номер 10000162, в суде получило номер 1-24/2011-4.

Поскольку 7 декабря президент РФ подписал закон №420-ФЗ "О внесении изменений в Уголовный кодекс..." (он был обнародован и вступил в законную силу 8 декабря), всем было ясно, что дело придётся закрывать. Изменения в УК РФ коснулись, в частности, статей 129 ("Клевета") и 130 ("Оскорбление"), которые утратили силу. Моё уголовное дело как раз по ст. 129.

Прокурор Харчиков заявил ходатайство о прекращении дела в связи с тем, что в моих действиях (написание и распространение "клеветнической" блогозаписи) теперь отсутствует состав преступления. Никто из участников процесса не возражал. Я заявил, что против закрытия дела не возражаю, однако полагаю, что закрыть его следовало бы не по причине декриминализации моих деяний, а потому, что обвинение не смогло доказать мою вину даже в условиях действовавшей 129-й статьи.

Затем судья Полуэктова отправила всех погулять в коридор, а сама принялась изготавливать постановление о прекращении уголовного дела. Минут через 15 постановление было готово, судья его огласила, всем участникам были выданы копии. Вот, собственно, и конец истории, тянувшейся почти полтора года и подробно описанной в этом журнале. Текст постановления имеется под катом.

Окончание истории с этим делом не означает, что вопрос с двадцатью строчками из моего текста "Латиноамериканщина по-российски...", обидевшими губернатора, категорически исчерпан. Я на это надеюсь, Collapse )
...

Сменился адвокат...

    25 ноября состоялось 8-е заседание суда по моему уголовному делу. Сегодня, 2 декабря, состоялось 9-е заседание.

    Оба заседания не были интересными. 25 ноября я заявил о том, что отказался от услуг своего адвоката. И попросил суд дать мне время на поиск нового защитника. Суд вынужден был удовлетворить ходатайство, отказать он просто не имел права. Ко 2 ноября судья Полуэктова, видя, что никто из адвокатов не приходит для ознакомления с делом, решила взять инициативу в свои руки. Вытребовала адвоката в одной из кемеровских адвокатских коллегий и "назначила" его моим защитником.

    Поскольку обстоятельства вокруг дела сейчас сложились так, что совершенно не принципиально, кто именно будет моим адвокатом, я против этого волевого решения возражать не стал. Хотя в соответствии с УПК РФ возможность для возражений имелась. Новый адвокат, приятная молодая дама, сразу заявила, что ей нужно время для ознакомления с делом. В этом суд тоже не мог отказать, ходатайство было удовлетворено. Следующее заседание назначено на 14 декабря, начало в 15-00.

    Говоря об особых обстоятельствах вокруг дела, я имею в виду вот что. 29 ноября законопроект о внесении поправок в Уголовный кодекс (проект успешно прошёл в Госдуме все три чтения), был принят Советом Федерации. Сейчас документ лежит на столе у Президента РФ, ждёт подписи. Если до 14 декабря Медведев подпись поставит, моё дело суд вынужден будет закрыть, так как ст. 129 УК РФ "Клевета" этими поправками отменяется ("статьи 129 и 130 признать утратившими силу").
...

Суд, заседания 6 и 7...

Шестое заседание по моему уголовному делу состоялось 1 ноября, седьмое заседание - сегодня, 17 ноября.

На шестом заседании я завершил свою двухчасовую речь с пояснениями по всем пунктам предъявленного мне обвинения. Это называлось "допрос обвиняемого", однако судом мне было предложено высказаться в свободной форме, что я и сделал. Один из присутствовавших журналистов сделал полную аудиозапись. Я, собственно, сказал лишь то, что вполне исчерпывающе отражено в этом журнале. Но, возможно, кому-то интереснее воспринимать это на слух, поэтому даю ссылку. Послушать можно здесь: http://oknechin.livejournal.com/53928.html

Седьмое заседание не было интересным. Я заявил суду три ходатайства. Два из них были отклонены, одно суд удовлетворил. Удовлетворённое ходатайство связано с запросом документов по программе "ФАТА" из ГАКО (Гос. архив Кемеровской области). Одно из отклонённых ходатайств касалось приобщения к делу моих фотографий 2004 года из Тисульского района, где я разбирался с обстоятельствами вывоза ядовитых отходов золотодобычи с берега речки Мокрый Берикуль. Прокурор и представитель потерпевшего заявили, что, мол, неизвестно, где и когда сделаны фото, что именно они отражают. Я предложил, если уж такое недоверие, провести судебную экспертизу фотографий. Пусть эксперты подтвердят, что на снимках те самые места, о которых я говорю. Но суд этого делать не захотел.

Третье ходатайство содержало просьбу назначить ещё одну лингвистическую экспертизу, комиссионную, которая устранила бы диаметральное противоречие между двумя лингвистическими экспертизами, уже имеющимися в деле. Судья Татьяна Полуэктова объявила перерыв и в течение получаса готовила за закрытой дверью письменное обоснование отказа в проведении такой комиссионной экспертизы. В общем, отказала, хотя мотивировки отказа, на мой взгляд, уязвимы. Возможно, мы с моим адвокатом Натальей Борисовой предпримем в связи с этой уязвимостью какие-то дальнейшие действия.

На том все и расстались до следующего заседания, никакого развития процесса не было. Следующее назначено на 25 ноября, начало в 11 часов.
...

Экспертиза Баранова (листы 1-12)

Меня просили выложить в открытый доступ сканы лингвистической экспертизы моего текста "Латиноамериканщина по-российски...", выполненной доктором фил. наук А.Н. Барановым. Я по ряду соображений прежде этого не делал. Но поскольку теперь эта экспертиза оглашена в суде, причин хранить её в тайне не имеется. Выкладываю двумя последовательными постами. Извините, что есть погрешности качества. Снимал мыльницей в кабинете следователя...

Collapse )
...

Перешли к допросу обвиняемого...

    18 и 19 октября состоялись 4-е и 5-е заседания суда. Гособвинитель начал оглашение материалов дела ещё на 2-м заседании, закончил - на 5-м. Затем пару часов оглашал материалы я. Я потратил бы больше времени, но прокурор по не очень понятной причине взял на себя оглашение даже тех документов, которые следствию предоставлял я сам, полагая, что они подтверждают мою позицию, а не позицию обвинения. Ну, спасибо. На мою долю осталось совсем чуть чуть.

    В момент, когда суд на 5-м заседании перешёл к допросу обвинямого, то есть меня, оставалось лишь полчаса до конца рабочего дня. Так что из семи позиций обвинительного заключения я успел высказаться лишь по двум. Сказать нужно ещё много, сделаю это на следующем заседании. Оно назначено на 1 ноября, начало в 14-30.

    На 5-м заседании возник сюжет, Collapse )
...

Очередное судебное заседание...

    12 октября состоялось третье судебное заседание по моему уголовному делу. Прокурор более трёх часов читал материалы из томов дела. Этим всё и ограничилось, неожиданностей не случилось. Всё было в общем-то скучновато. Кое-какие подробности и наблюдения - здесь:

    http://commentator40.livejournal.com/311749.html

    Следующее заседание назначено на 18 октября, начало в 14-30.
...

"Игра" в седьмом значении...

    4 октября состоялось второе судебное заседание по моему уголовному делу. Было довольно много журналистов, двое просили разрешить видеосъёмку. Судья Татьяна Полуэктова реагировала на это спокойно. Однако сторона обвинения, как и на первом судебном заседании, взвилась и принялась резко протестовать. Уж не знаю, чего они боятся. Адвокат Алексей Синицын, представитель губернатора, довольно смешно заявил, что, мол, сегодня он «не в форме», чтобы попадать в кадр. То ли не приоделся должным образом, то ли не посетил парикмахерскую – никто так и не понял, что он имел в виду. В итоге эти протесты привели к запрету на съёмку и изгнанию в коридор «лишних» журналистов.

    Collapse )

Первое заседание суда...

22 сентября началось рассмотрение моего уголовного дела. Напомню, поводом стали 20 строчек записи в моём блоге commentator40 (16 июля 2010 г., «Латиноамериканщина по-росссийски…»), которые обидели кемеровского губернатора. Дело слушается в Мировом суде Центрального района г. Кемерово (ул. Дарвина, 4), участок 4, судья Полуэктова Т.Ю.

Естественно, одним заседанием ограничиться не получилось (и не планировалось). Заседали часа два или около того. Продолжение назначено на 4 октября, начало в 14-30.

Трудно пока сказать, сколько потребуется заседаний. Г-н Синицын, представитель потерпевшего Тулеева, после первого заседания бодро сообщил РИА «Новости», что, мол, «еще опросят специалистов. Если больше ни у кого ничего не будет, то всё, на этом заканчиваем". То ли он уже с судом обо всём договорился, то ли сам за суд всё решил. Он уверен в обвинительном приговоре. ( http://sibir.ria.ru/society/20110922/82145066.html ).

1. Ходатайства.

Впечатления у меня такие. Кабинет небольшой, поместились участники процесса (судья, секретарь суда, прокурор, представитель потерпевшего, я, мой адвокат) и три журналиста. Два пишущих и один снимающий ( oknechin ), которому видеокамеру задействовать не разрешили под предлогом, что в кабинете тесно, и съёмка будет мешать работе суда. Он во время рассмотрения дела находился в кабинете со всеми, а наснимался всласть в перерывах, до и после заседания. В коридоре суда его никто не ограничивал, а уж на улице перед зданием – подавно.

В целом судья к прессе отнёсся (отнеслась) лояльно, но если вдруг на следующее заседание журналисты явятся в большем числе, то, наверное, могут возникнуть проблемы с местом для них. Насколько я понял, в суде нет более просторных помещений, куда можно было бы переместить заседания.

Collapse )
...

Приложение к Ходатайству...

В предыдущем посте - текст моего ходатайства, поданного в суд 22 сентября 2011 г. ( http://tuleev-10000162.livejournal.com/4848.html ). Здесь - приложения к этому ходатайству. В следующем посте - рассказ о ходе первого судебного заседания, состоявшегося 22 сент. 2011 г. Объём большой, поэтому пришлось этот массив разделить на три отдельных поста...

Приложения к Ходатайству о прекращении уголовного дела:

1. Информация СМИ о судебном процессе Ароян – Киркоров, 11 августа 2004 г.

2. Заключение доктора филологических наук, профессора А.Н. Баранова, специалиста Института русского языка им. В.В. Виноградова, о речи Ф.Б. Киркорова на пресс-конференции в Ростове-на-Дону 20 мая 2004 г.

Collapse )